Damien Eloy
Join Me In Death
Новый рассказ.

Он шел в толпе разноцветных людей, удивляясь выражениям их лиц. Он просто плыл по течению, в ритме спешащих людей. У него не было ни цели, ни желания что-то выдумывать для себя. Зачем скрашивать то, что уже вряд ли когда-либо обрадует? Он искал ответ на этот вопрос ни один день скитальчества. Если бы было возможно, он бы растворился в людях, отдав им последние ценности, что берег до конца.
Его топтали, его унижали. А он гордо шел, утирая кровь с разбитого лица, скрипя зубы от боли, отчего сводило скулы. Он продолжал свой путь, всегда возвращаясь домой. Бессмысленно, возможно, он исходил этот мрачный город вдоль и поперек. Видел все ужасающие картины этого чудовища, что заглатывало людей без остатка, без шанса на возвращение. Они становились его пленниками. Это и называлось самостоятельностью и свободой. И он это понимал, но не старался сбежать. Уже слишком поздно, чтобы что-то менять. Поздно, чтобы что-то создавать и разрушать. Поздно.
Он был нейтрален. Он мог грустить с проходящим мимо стариком. Он мог смеяться до слез, касаясь хрупкого плечика ребенка. Но он не мог испытывать собственных эмоций, все заснуло под тяжестью усталости и сует, что испытал он живя. Или видя иллюзию жизни?
Его руки уже не тряслись. Его сердце билось медленно и тихо, лениво гоняя кровь. Он жил по инерции. Теряя эмоции, сохраняя честь, теряя интерес, сохраняя совесть. Кто он?
Он сам не знал. Его никто не узнавал. Родные? Он не помнил ничего и не думал, что они существуют. Любовь? Он был уверен, что никогда не любил. Он думал, что родился таким. Он знал, что существует и точка. В этом он был непоколебим.
Он курил. Нет, не для удовольствия. Никотин стал его наркотиком, его отдушиной. Если бы он мог, он бы бросил. Если бы он мог.
Но он просто шел, черным пятном в разноцветных вспышках проблем. Он просто плыл по течению, подставляя фарфоровое лицо брызгам шальных струй надежды.